Про тренера Алексея Бабошина из Котласа

Архангельский еженедельник «Аргументы и Факты» разместил у себя статью про реального человека Алексея Бабошина, нашего парня с гемофилией. Отличный материал для нашей рубрики Реальные истории


«Мы такие, как все, только чуть сильнее» — под таким девизом живёт и работает педагог Алексей Бабошин. 

Об Алексее я узнала из соцсетей. Год назад, к 80-летию области о нём, как и о других Личностях нашего региона сняли небольшой фильм. А сейчас он разошёлся в интернете. Почему именно сейчас?

«Может быть, потому что интерес к спорту растёт?» — предположил он. Алексей Бабошин живёт в Котласе, за плечами у этого молодого мужчины столько всего, что ему было, чем поделиться.

Просто в себя поверил

— Алексей, расскажите о себе.

— Я инвалид с рождения. У меня редкое генетическое заболевание — гемофилия, оно связано со свёртываемостью крови, его ещё называют «царская болезнь». Я в детстве часто болел, и родители возили меня по больницам в разных городах, где я месяцами лечился. Я был таким хулиганистым, на костылях сбегал и осматривал города, мне всегда было интересно получать новые эмоции. Но хорошо помню, как всегда тянуло домой, в Котлас. Маме предлагали отдать меня в интернат, но она отказалась, сказала: «Буду воспитывать ребёнка сама». Учиться в школе было тяжело из-за того, что я пропускал занятия по причине болезни. У меня было 3,3,3,3.

— Как к Вам относились в школе?

— Сначала, конечно, была обида на всех и вся. Идёшь по улице, на тебя оборачиваются, смотрят, пальцем тычут, как ты хромаешь, на руку изуродованную смотрят во все глаза, дети обзываются. Сложное было время, школу я закончил, честно скажу, плохо. После школы никуда не стал поступать, боялся, что не поступлю, а если и поступлю, то не смогу учиться.

— И чем же Вы занимались?

— Несколько лет проболтался с друзьями, алкоголем увлекался. Некоторые мои друзья умерли, спились. Но однажды один мой хороший приятель посоветовал: «Поступай в педагогический колледж». Так я стал учиться на социального педагога заочно, колледж закончил с красным дипломом. Я просто в себя поверил, вот и всё. И ещё мне очень повезло: педагоги были отличные, я с увлечением учился, мне легко всё давалось.

— В каком возрасте Вы приняли себя таким, какой есть? И что стали делать с этим принятием себя?

— Наверное, это случилось лет в 19-20. Я со стороны посмотрел на свою жизнь и понял, что нельзя так больше жить, надо что-то в своей жизни менять, какое-то бессмысленное существование, не было смысла в жизни совершенно. Я не понимал, зачем я живу, для чего мне жизнь нужна? Только, когда поступил в педколледж и начал работать с трудными подростками, ответил сам себе на все эти вопросы. Сначала я пошёл на практику в Центр реабилитации совершеннолетних и оставшихся без попечения родителей детей. Это тяжёлая работа: трудные ребята, пьющие родители — кто в тюрьме сидит, кто-то лишён родительских прав, я, помню, в суды ходил, детей защищал. У одного мальчика мать лишили родительских прав, мне удалось её трудоустроить, и ей обратно отдали ребёнка. Мне хоть и тяжело было, но интересно.

— Вас никуда не пускали заниматься спортом. Почему? Что говорили чиновники?

— Да, сначала меня нигде не принимали. Приходил, говорил: «Мы, инвалиды, хотим заниматься спортом». Мне отвечали: «Инвалиды не могут быть спортсменами».

И так говорили везде абсолютно. Как мы выходили из положения? Сначала в подвалах играли, просились в спортивные клубы за деньги. Потом в ГПТУ раза два пустили, там стоял стол раскладной в коридоре, а потом и оттуда выставили со словами: «Вы студенты? Не студенты. Рабочие? Не рабочие. Кто вы? Никто». Нас тогда было человека четыре теннисистов. А потом я снова пошёл в администрацию города и поставил вопрос ребром: «Как так? Инвалиды — тоже люди, почему они не могут заниматься спортом?» И администрация пошла нам навстречу. Вскоре у нас появилось помещение, и к нам пошли люди. На сегодняшний день в моей группе около тридцати детей, из них большинство — дети инвалиды, дети с ограничениями здоровья, а также взрослых — человек сорок. А потом закрутилось: мы начали писать проекты, стали их выигрывать, на эти деньги начали покупать теннисные столы, у нас появился спонсор, который оплачивает выездные соревнования, помогает форму покупать. Сейчас я могу только гордиться результатами нашей работы: у нас «серебро» в командном турнире всероссийских соревнований в 2016 и в 2017 годах, за плечами — всероссийская спартакиада, победы в шашках, спортивном ориентировании. Мы занимаемся развитием детского спорта — это бочче (спортивная игра на точность, принадлежащая к семье игр с мячом, близкая к боулингу — Ред.) и настольный теннис. Мы и сами проводим много турниров по бегу, плаванию. Стараюсь по максимуму детям дать. На наши соревнования для детей с инвалидностью «Новый старт», приезжают ребята со всей области. И такую же спартакиаду мы проводим весной для взрослых.

— На Вашей странице в соцсетях увидела фотографии, на которых Вы со скульптором Зурабом Церетели, актрисой Ларисой Лужиной, другими известными людьми. Как Вы познакомились?

— Аааа, есть ещё у меня одно увлечение — поэзия (улыбается Алексей — Ред.) В юношестве баловался стихами, а потом, где-то с 2003 года стал серьёзно писать. В 2012 году я издал свой сборник стихов. Потом я подал заявку на международный конкурс инвалидов «Филантроп» и победил в номинации «Поэзия». На конкурсе и познакомился с ними.

— А есть у Вас мечта?

— (Алексей задумался). Очень много, о чём я мечтал в детстве, в юношестве, сбылось. Все мечты превращались в цели, и я их достигал. Я начал заниматься адаптивным спортом. И постепенно, постепенно, когда я уже сам этот путь прошёл: от любителя до профессионала, я понял, что цель-то достижима.

Сейчас я хочу, чтобы мои дети реализовали себя, внуков хочу, хочу, чтобы мои воспитанники стали успешными и такими же сильными, как я, чтобы обошли своего педагога, чтобы они выросли уверенными в себе.

Два замечательных сына

Но самое главное в жизни Алексея Бабошина — это его семья. Свою жену, своё счастье, он нашёл на курсах переподготовки в Архангельске. Алексей, кстати, к тому времени уже окончил педагогический институт. Ольга приехала из Мезенского района. Надо сказать, она не сразу согласилась на ухаживания молодого человека, но Бабошин — парень упёртый, пришлось даже пойти на хитрость. Он пригласил Ольгу в Котлас поработать, она приехала, там он и сделал ей предложение. Сейчас в семье растут два, как он говорит, замечательных сына. И детей, и жену он увлёк теннисом. А ещё мальчишки знают, что есть не только здоровые люди, но и с инвалидностью, а это значит, что в этом мире совершенно точно станет больше на двух хороших, добрых людей.


Досье

Алексей Геннадьевич Бабошин, 40 лет. Закончил педколледж, затем САФУ. Работает в Центре дополнительного образования, методист, руководитель клуба «Умка». Тренер по теннису в Центре адаптивного спорта. Председатель котласского Общества инвалидов. Женат, двое сыновей.

Статья Натальи Поповой 12.09.2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *